Перевод
Глобальный английский язык, дискурс и перевод: Связующие конструкции в английских и немецких научно-популярных текстах [Global English, discourse and translation: Linking constructions in English and German popular science texts]

Джулиан Хаус
Университет Гамбурга | Греческий американский университет, Афины

Перевод Алшанова Руслана и Аубакир Нуркен
Университет Гамбурга | Греческий американский университет, Афины

Аннотация

В начале данной статьи кратко рассматривается сопоставление результатов сравнительного дискурсивного анализа оригинальных и переведенных текстов, что даёт основание для описания закономерностей конкретного лингвистического явления в рамках изучаемых текстов. В частности, статья посвящена изучению влияния глобального английского языка на переводы с английского на немецкий язык. Особое внимание уделяется явлению так называемых « связующих конструкций ». До настоящего времени вопрос специфики их применения в дискурсе являлся практически неизученным. Анализ сосредоточен на формах, функциях, дистрибуции связующих конструкций и их переводческих эквивалентах в параллельных и псевдопараллельных (сопоставимых) корпусах текстов. Результаты указывают на то, что в употреблении связующих конструкций в английском и немецком дискурсах наблюдаются существенные различия. Эти различия, вероятно, и являются результатом того самого влияния английского языка на нормы немецкого дискурса, которое имеет место быть в результате перевода с английского языка на немецкий.

Ключевые слова:
Содержание

1.Дискурсивный анализ и перевод

Каково значение дискурсивного анализа в исследовании перевода? Учитывая то обстоятельство, что данный спецвыпуск посвящен изучению связи между дискурсом и переводом, перед непосредственным изложением в приведённой статье результатов исследования я бы хотела внести некоторые комментарии, раскрывающие моё собственное видение проявления связи между дискурсом и переводом. Дискурсивный анализ, в первую очередь, представляет собой форму текстового анализа, который служит для описания функции(й) высказывания в зависимости от его положения в тексте/дискурсе или функции(й) определённой части высказывания, входящего в состав большей единицы языка. Как и во всех текстолингвистических подходах, объект исследования носит двойственный характер: с одной стороны, он рассматривается как высказывание, которое имеет определенную позицию в дискурсе, а с другой – как способ построения дискурса посредством конкретного высказывания в сочетании с другими [c. 371] высказываниями. Под « высказыванием » здесь понимается наименьшая единица речи, которая начинается и завершается паузой или сменой говорящего, и выступает в письменной форме языка как предложение.

Исходя из того, что перевод в сущности является деятельностью, направленной на обработку текста, дискурсивный анализ может сыграть значительную роль в решении сугубо переводческих проблем (ср. House 2012 2012 “Text Linguistics and Translation.” In Handbook of Translation Studies, vol. 3, ed. by Yves Gambier and Luc van Doorslaer, 178–184. Amsterdam: John Benjamins. CrossrefGoogle Scholar). В справочной литературе термины « текст » и « дискурс » зачастую выступают как взаимозаменяемые или, как ни странно, употребляются в широком семантическом диапазоне. Текст часто относиться к единичному проявлению письменной формы языка, дискурс – к разговорному языку. Уиддоусон (2007Widdowson, Henry 2007Discourse Analysis. Oxford: Oxford University Press.Google Scholar, 6) по мнению многих специалистов предложил наиболее чёткое разграничение значений текста и дискурса. В его понимании текст является результатом целенаправленного применения языка; в тексте язык используется с отсылкой к чему-либо с какой-либо целью; то есть, тексты построены таким образом, чтобы с их помощью можно было передавать смысл сообщений, выражать или анализировать идеи, побуждать кого-либо сделать что-либо, и так далее. Подобные коммуникативные цели и составляют дискурс, который лежит в основе текста. В процессе интерпретации текста читатели, слушатели и переводчики должны на его основе воссоздать коммуникативную действительность путём правильного понимания его смысла, то есть, они должны интерпретировать текст как дискурс. В этом отношении текст является своего рода лингвистическим следом в речи или на письме намеченного человеком дискурса. Дискурс относится непосредственно к смыслу, который человек намерен вложить в создаваемый им текст, и который адресат (переводчик) в свою очередь должен извлечь из данного текста.

Учитывая, что функция или цель текста долгое время представляли первостепенную важность как в теории, так и в практике перевода, методология, которую предлагает дискурсивный анализ, не менее важна для перевода. В частности, представленная автором модель текстового анализа, сравнения и оценки в переводе твердо основана на алгоритме выполнения дискурсивного анализа с целью определения функции текста, которая сохраняться или не сохраняться в процессе перевода (House 1977House, Juliane 1977A Model for Translation Quality Assessment. Tübingen: Narr.Google Scholar, 1997 1997Translation Quality Assessment: A Model Revisited. Tübingen: Narr.Google Scholar, 2014b 2014bTranslation Quality Assessment: Past and Present. London: Routledge.Google Scholar). Обращаясь к типологии дискурсивного анализа, сравнительный дискурсивный анализ является наиболее применительным к изучению перевода.

Во-вторых, дискурсивный анализ является таким подходом к изучению языка, который ориентирован на его практическое применение. Он исследует языковую действительность как таковую, рассматривая целый ряд явлений, которые не относятся к элементам знания законов языка. Учитывая, что каждый элемент в практическом применении языка имеет значение для выполнения определённой функции, дискурсивный анализ постепенно приводит к выявлению таких дихотомий, как язык и речь, знание законов языка и практическое его применение. Данные дихотомии существует уже довольно долгое время и основываются на наблюдении, что в речи всегда присутствуют систематические (т.е. структурно-рекуррентные) и несистематические (т.е. возникающие случайным образом) элементы. Однако данное суждение может показаться ошибочным, поскольку результаты дискурсивного анализа показывают, что в практическом применении языка нет ничего случайного. Это означает, что дискурсивный анализ должен осуществляться (и осуществляется на практике) не иначе, как экспериментальным путём.

Обладая сугубо практической направленностью, перевод бесспорно относится к вопросу применения языка, а методология дискурсивного анализа [c. 372] как нельзя лучше подходит для выявления алгоритмов и систематичности при выборе переводчиком наиболее удачного переводческого решения. Кроме того, пошаговый характер дискурсивного анализа позволяет выдвигать гипотезы, призванные объяснить, какие факторы послужили причиной принятия того или иного решения в процессе перевода.

В-третьих, дискурсивный анализ направлен как на письменный, так и на разговорный язык, сохраняя при этом чёткое разграничение между ними, чего не удаётся достичь в полной мере в результате применения других лингвистических подходов. В дискурсивном анализе данная цель достигается за счёт изучения скрытых нюансов диалога. В частности, дискурсивный анализ может показать, какие закономерности лежат в основе внутренних механизмов разговора. Побочным результатом можно считать понимание того, насколько лингвистика опиралась на письменный язык или на нейтральную модальность, которая не находила отражения ни в письменной, ни в устной речи.

Методы дискурсивного анализа крайне важны для перевода. Они служат для выявления, описания и оценки выбора лексем и их расположения в определённой последовательности с точки зрения употребимости в письменной и устной речи, (ср. Bührig и House 2004Bührig, Kristin, and Juliane House 2004 “Connectivity in Translation: Transitions from Orality to Literacy.” In Multilingual Communication, ed. by Juliane House and Jochen Rehbein, 87–114. Amsterdam: John Benjamins. CrossrefGoogle Scholar). При этом они позволяют проследить целый ряд интересных промежуточных стадий.

В целом, дискурсивный анализ бесспорно играет важную роль в переводоведении. Особенно важными представляются подходы, объединяющие дискурсивный анализ эталонных оригинальных и переведенных текстов с корпусной, качественной и количественной методологией дискурсивного анализа. Данный подход будет подробно рассмотрен в следующих разделах статьи. В первую очередь будет предложено общее описание « исходного проекта », после чего будет представлено исследование закономерностей конкретного дискурсивного явления, в частности сопоставление экстрапозиционных предложных групп в параллельных английских и немецких текстовых корпусах.

2.Проект « Коммуникативный Перевод » (Verdecktes Übersetzen)

Исследование, представленное в этой статье, является лишь частью более обширного научного проекта, посвящённого изучению дискурса и лингвистических корпусов. Название проекта – Коммуникативный Перевод. Работа над проектом проводилась Немецким Исследовательским Центром Научного Фонда в Гамбурге, который в период с 1999 по 2011 г. занимался вопросом многоязычия. Автор настоящей работы был научным руководителем проекта в течение всего периода разработки проекта.11.Научные сотрудники, принимавшие непосредственное участие на различных стадиях проекта, в алфавитном порядке: Николь Бомгартан. Виктор Бекэр, Клодия Боттджер, Свенжа Краних, Демет Оекзетм и Юлия Пробст. Были выдвинуты гипотезы, лежащие в основе данного проекта:

  1. Современный английский язык, имеющий статус глобального и доминирующего лингва франка, влияет на коммуникативные предпочтения и нормы немецкого (французского и испанского) языка посредством межязыкового взаимодействия, которое имеет место быть в процессе перевода. [c. 373]

  2. Культурный фильтр, некогда служивший ключевым элементом в коммуникативном переводе (ср. House 1997 1997Translation Quality Assessment: A Model Revisited. Tübingen: Narr.Google Scholar), больше не применяется из-за влияния английского языка на немецкие (французские и испанские) оригинальные и переведенные тексты.

  3. За 25-летний промежуток времени англоязычное влияние проявляется в качественных и количественных изменениях в употреблении определенных лексических единиц и грамматических структур (в переводах с английского языка и в оригинальных текстах). Это влияние в большей степени затронуло науку и бизнес. Исследователи полагают, что изменения немецкого языка произошли либо в результате перевода, либо в результате всевозрастающего влияния английского языка на аутентичные тексты, которые по определению не затронуты процессом перевода.

Большая часть исследований, проводимых в структуре данного проекта, сосредоточена на влиянии норм английского языка на нормы немецкого дискурса. В основном это связано с разработанностью методологии немецко-английского сравнительного дискурсивно-прагматического исследования (ср. House 1996 1996 “Contrastive Discourse Analysis and Misunderstanding: The Case of German and English.” In Contrastive Sociolinguistics, ed. by Marlis Hellinger and Ulrich Ammon, 345–361. Berlin: Mouton.Google Scholar; 2003a 2003a “Misunderstanding in Intercultural University Encounters.” In Misunderstanding in Social Life. Discourse Approaches to Problematic Talk, ed. by Juliane House, Gabriele Kasper, and Stephen Ross, 22–56. London: Longman.Google Scholar; 2006a 2006a “Text and Context in Translation.” Journal of Pragmatics 38 (3): 338–358. CrossrefGoogle Scholar; 2006b 2006b “Communicative Styles in English and German.” European Journal of English Studies 10: 249–267. CrossrefGoogle Scholar). Исключение составляют лишь некоторые исследователи (ср. Kranich 2011Kranich, Svenja 2011 “L’emploi des expressions épistémiques dans les lettres aux actionnaires en France, aux États Unis et en Allemagne.” Langage et Société 137: 115–134. CrossrefGoogle Scholar; Kranich и Gonzalez Diaz 2010Kranich, Svenja, and Victorina Gonzalez Diaz 2010 “Good, Great or Remarkable: Evaluation in English, German and Spanish Letters to Shareholders.” Paper given at the Conference on ‘New Challenges for Multilingualism in Europe,’ Dubrovnik, 10–15 April 2010.; Kuppers 2008Küppers, Anne 2008Sprecherdeiktika in deutschen und französischen Aktionärsbriefen. Arbeiten zur Mehrsprachigkeit 87. Hamburg: Universität Hamburg.Google Scholar; Probst 2001Probst, Julia 2001 “Der kulturelle Filter in Wirtschaftstexten multilingualer Unternehmen: Englisch-Deutsch-Französisch.” In Comunicare in ambiente professionale plurilingue. Kommunikation in der mehrsprachigen Arbeitswelt. Communiquer en milieu professionel plurilingue. Communicating in Professional Multilingual Environments, ed. by Sara Cigada, Silvia Gilardoni, and Marinette Mathey, 263–275. Lugano: Proceedings of the VALS/ASLA Congress 14–16 September 2000.Google Scholar), которые основываются на данных, полученных в результате исследования английского, французского и испанского языков. На основании результатов исследований, зафиксированных в письменной и устной форме, применяемых методологий и изучаемых жанров текстов, автором настоящей работы была выдвинута гипотеза о том, что предпочтения в отношении норм немецкого или англоязычного дискурса распределяются по следующим измерениям: прямолинейность – иносказание, ориентация на содержание – ориентация на читателей, эксплицитность – имплицитность, устойчивые речевые обороты – специальные формулировки. Данные тенденции сводятся к формированию во многих жанрах текстов более делового и отстранённого стиля общения в немецком дискурсе и более открытого и интерактивного – в английском.

Три упомянутые выше гипотезы были проверены с помощью микро-диахронического многоязычного корпуса текстов, подготовленного специально для данного проекта и состоящего из следующих частей: английские и немецкие аутентичные тексты научно-популярного и делового подстилей с параллельным переводом (контрольные тексты на французском и испанском языках приводятся в ограниченном количестве). Научно-популярные тексты были заимствованы из журналов Scientific American и New Scientist и их параллельных изданий на немецком, французском и испанском языках в пределах двух промежутков времени: 1978–1982 и 1999–2002 гг., и дополнительно 2002–2006 гг. для исследования экономических текстов. Гамбургский подкорпус научно-популярных текстов насчитывал приблизительно 650 000 слов. Экономические тексты включали ежегодные отчеты международных компаний, письма акционерам, поручения, прогнозы и корпоративные заявления. Экономический подкорпус насчитывал приблизительно 400 000 слов.

Ввиду того, что нижеприведённое исследование связано с изучением научно-популярного подстиля, будут уместными некоторые пояснения касательного данного подстиля и его различий в контексте немецкого и английского языков (ср. также Probst 2009 2009Der Einfluss des Englischen auf das Deutsche – Zum sprachlichen Ausdruck von Interpersonalität in populärwissenschaftlichen Texten. PhD diss. Universität Hamburg.Google Scholar для более детальной информации). Научно-популярный подстиль [стр. 374] имеет намного более длительную традицию в англоязычном мире; научно-популярный журнал Scientific American, например, появился в Соединенных Штатах уже в 1845, но первые переводы его номеров на немецкий язык появились только в 1978 в немецком родственном издании Spektrum der Wissenschaft. Таким образом, можно заключить, что научно-популярный подстиль является гораздо менее устоявшимся в немецкой языковой культуре, нежели в американской. Следствием этого может стать то обстоятельство, что немецкие научно-популярные тексты могут стать быть менее « популярными » и иметь больше общего с (непопулярными) научными текстами. Это означало бы, что научно-популярный подстиль немецкого языка стал в меньшей степени ориентирован на межличностные отношения, и в большей – на содержание; в большей степени письменным, нежели разговорным.

Методология, используемая в данном проекте, представляет собой комбинирование качественных и количественных методов (для получения дополнительной информации см. также House 2014a 2014a “Translation as a Site of Language Contact, Variation and Change.” In Translationswissenschaftliches Kolloquium III, ed. by Barbara Ahrens, Silvia Hansen-Schirra, Monika Krein-Kühle, Michael Schreiber, and Ursula Wienen,155–180. Frankfurt: Peter Lang.Google Scholar). Качественная аспект работы над проектом включал качественный анализ текстов и их сравнение (включая приблизительно 80 текстов) с применением модели оценки качества перевода, предложенной автором настоящей статьи (House 1997 1997Translation Quality Assessment: A Model Revisited. Tübingen: Narr.Google Scholar, 2009 2009Translation. Oxford: Oxford University Press.Google Scholar, 2014b 2014bTranslation Quality Assessment: Past and Present. London: Routledge.Google Scholar). Количественная фаза проекта состояла в определении частотности явлений, которые, как выяснилось, были уязвимы к вариативности и прочим изменениям под влиянием норм английского языка. Повторный цикл качественной фазы проекта состоял в повторном анализе всех уязвимых элементов при наличии контекста с целью более детального изучения влияния перевода на эти элементы. Ручная разметка использовалась для выявления разного рода совпадений. Контекст был ограничен пятью предложениями до и после изучаемого элемента.

3.Предмет исследования: Дискурсивный и корпусный анализ связующих конструкций в оригинальных и переведенных научно-популярных текстах на английском и немецком языках

Данное исследование проводилось с целью проверки вышеупомянутых гипотез на предмет возникновения, вариативности и изменения конкретного типа так называемых связующих конструкций – экстрапозиционных предложных групп (для получения подробного описания этих дискурсивных явлений см. пункт 4). Детали исследования описаны в Третьей Фазе настоящего проекта. В данной фазе анализируется влияние перевода на изучаемые элементы.

Процедура исследования включала следующие стадии:

  1. Выявление конкретного типа связующих конструкций английского языка и их изучение в контексте сопоставимых текстов; анализ механизма их перевода;

  2. Определение их частотности в параллельных и сопоставимых подкорпусах

  3. Анализ дискурса: действительно ли эквивалентные элементы используются для достижения той же самой коммуникативной цели в различных подкорпусах?

  4. Интерпретация результатов [стр. 375]

Перед тем, как продолжить описание анализа и интерпретации результатов, целесообразно более детальное изучение явления связующих конструкций.

4.Что из себя представляют связующие конструкции?

Связующие конструкции представляют собой лексико-грамматические структуры, состоящие из нескольких слов, которые используются для указания на отношения между определённой частью дискурса с его предыдущей и/или последующей частью. Примеры: в конечном счёте (after all) или кроме того (in addition). Эти маркеры относительно недавно вызвали научный интерес и стали одновременно изучаться как в рамках одного языка, так и в контексте межъязыкового взаимодействия (ср. Siepmann 2005Siepmann, Dirk 2005Discourse Markers across Languages. London: Routledge.Google Scholar; Bührig и House 2004Bührig, Kristin, and Juliane House 2004 “Connectivity in Translation: Transitions from Orality to Literacy.” In Multilingual Communication, ed. by Juliane House and Jochen Rehbein, 87–114. Amsterdam: John Benjamins. CrossrefGoogle Scholar, 2007 2007 “ ‘So, Given This Common Theme’: Linking Constructions in Discourse across Languages.” In Connectivity in Grammar and Discourse, ed. by Jochen Rehbein, Christiane Hohenstein, and Lukas Pietsch, 345–366. Amsterdam: John Benjamins. CrossrefGoogle Scholar; Bell 2009Bell, David 2009 “Mind You.” Journal of Pragmatics 41 (5): 915–920. CrossrefGoogle Scholar; House 2011 2011 “Linking Constructions in English and German Translated and Original Texts.” In Multilingual Discourse Production, ed. by Svenja Kranich, Viktor Becher, Steffen Höder, and Juliane House, 163–182. Amsterdam: John Benjamins. CrossrefGoogle Scholar). С точки зрения внутриклаузальной позиции связующие конструкции располагаются в левой периферии, что объединяет их с классическими маркерами дискурса (в немецких исследованиях дискурса, известных под названием « Vor-Vorfeld ») и подтверждает их функцию как связующих элементов (ср. Doherty 2003Doherty, Monika 2003 “Discourse Relators and the Beginning of Sentences in English and German.” Languages in Contrast 3 (2): 223–251. CrossrefGoogle Scholar). Их можно отнести к разряду « изолированных конструкций », которые служат для связи предложения с содержанием текста, но не входят в его синтаксический состав, (cp. Haegeman 2009Haegeman, Liliane 2009 “Parenthetical Adverbials: The Radical Orphanage Approach.” In Dislocated Elements in Discourse, ed. by Benjamin Shaer, Philippa Cook, Werner Frey, and Claudia Maienborn, 331–348. London: Routledge.Google Scholar).

Полное описание и интерпретация таких конструкций представляются возможными только при наличии контекста, в котором они употребляются непосредственно в самом дискурсе. В нём связующие конструкции выполняют ряд различных функций, что позволяет провести параллель с многофункциональностью классических маркеров дискурса, таких как well (таким образом), okay (хорошо), you know (видишь ли), I mean (я хочу сказать, что) (ср. Aijmer 1994Aijmer, Karin 1994 “Themes and Tails: The Discourse Functions of Dislocated Elements.” Nordic Journal of Linguistics 12: 137–154. CrossrefGoogle Scholar; Ziv 1994Ziv, Yael 1994 “Left and Right Dislocations: Discourse Functions and Anaphora.” Journal of Pragmatics 22 (5): 629–646. CrossrefGoogle Scholar; Shaer 2009Shaer, Benjamin 2009 “German and English Left-Peripheral Elements and the ‘Orphan’ Analysis of Non-Integration.” In Dislocated Elements in Discourse, ed. by Benjamin Shaer, Philippa Cook, Werner Frey, and Claudia Maienborn, 366–397. London: Routledge.Google Scholar): они служат для передачи информации между писателем и читателем, имитации устной речи и интерактивности в письменном дискурсе, а также реализации писателем стратегии обозначения Темы путем её усиления или актуализации. Из конкретных функций, выполняемых связующими конструкциями в дискурсе, можно выделить: экземплификацию, дополнение, противопоставление, хронологическое упорядочение.

Общей закономерностью всех этих функций является то, что они выступают как базовый вводный элемент: они либо вводят, либо возвращают в дискурс объект внеязыковой действительности, подразумеваемый автором конкретного речевого отрезка, который, по его мнению, в настоящий момент необходимо вывести в сознании читателя на передний план (Chafe 1976Chafe, Wallace 1976 “Givenness, Contrastiveness, Definiteness, Subjects, Topics and Point of View.” In Subject and Topic, ed. by Charles N. Li, 25–55. New York: Academic Press.Google Scholar). Кроме того, по словам Принца (1985Prince, Ellen 1985 “Fancy Syntax and ‘Shared Knowledge’.” Journal of Pragmatics 9 (1): 65–81. CrossrefGoogle Scholar), они служат для обозначения той информации, которая упоминалась в дискурсе ранее, а также упрощают процесс обработки читателем новой информации, разбивая её на отдельные блоки.

В предыдущем исследовании, проводимом в рамках того же самого проекта с экономическими текстами, Бюрих и Хаус (2007 2007 “ ‘So, Given This Common Theme’: Linking Constructions in Discourse across Languages.” In Connectivity in Grammar and Discourse, ed. by Jochen Rehbein, Christiane Hohenstein, and Lukas Pietsch, 345–366. Amsterdam: John Benjamins. CrossrefGoogle Scholar) выделили различные типы связующих конструкций, которые были поделены на 2 группы: экстрапозиционные абсолютные связующие конструкции (1) и экстрапозиционные предложные группы (2). В качестве примеров первой группы выступают: Given this result.… (Учитывая этот результат.…), Simply put... (Другими словами…), Viewed differently.… (С другой стороны…). Анализ корпуса научно-популярных текстов показал, что данные конструкции являются крайне нераспространёнными. Они встретились только в 4,4% содержания исследуемого материала. Поэтому в ходе текущего исследования [с. 376] они не принимались во внимание. В корпусе научно-популярных текстов анализировались только экстрапозиционные предложные группы.

5.Анализ экстрапозиционных предложных групп как одной из разновидностей связующих конструкций в корпусе гамбургских научно-популярных текстов

Примерами английских экстрапозиционных предложных групп (ЭПГ) в данном корпусе текстов выступают: After all, In particular, On the other hand, In fact, In effect, In short, In contrast, In addition (В конечном счёте, В частности, С другой стороны, На самом деле, В действительности, Короче говоря, Напротив, Кроме того). В общей сложности было обнаружено 34 типа ЭПГ.

Гипотеза, лежащая в основе анализа закономерностей подобных ЭПГ в корпусе научно-популярных текстов, соответствует общей гипотезе описанного выше проекта и может быть сформулирован следующим образом:

От временного интервала 1 до временного интервала 2 будет наблюдаться увеличение количества ЭПГ в параллельных и сопоставимых корпусах текстов.

В том случае, если бы мы наблюдали такое увеличение, оно бы и отразило влияние норм английского дискурса на нормы немецкого. Это влияние заключалось бы в появлении в немецких текстах большего количества ЭПГ в сочетании с более интерактивным, открытым и ориентированным на читателя характером, свойственным английским научно-популярным текстам (см. аргументы, представленные выше).

5.1Увеличение частотности ЭПГ в английских текстах оригинала

С точки зрения частотности ЭПГ в английских текстах оригинала в рамках указанных промежутков времени, мы видим, что в ходе исследования отмечается значительное увеличение частоты их применения:

Таблица 1.Увеличение частотности ЭПГ в английских текстах оригинала (в объёме 100 000 слов)
1978–1982: n = 354
1999–2002: n = 675

Это интересный результат ввиду того, что Бехер (2011Becher, Viktor 2011Explicitation and Implicitation in Translation. A Corpus-based Study of English-German and German-English Translations of Business Texts. PhD diss. University of Hamburg.Google Scholar) отметил параллельное уменьшение частотности в употреблении таких « классических » соединительных конструкций как таким образом или итак.

Прежде, чем исследовать переводческие эквиваленты ЭПГ в переведённых и оригинальных текстах на немецком языке, следует более подробно рассмотреть особый тип связующих слов немецкого языка, которые называются составными дейктиками (ср. 1995 RehbeinRehbein, Jochen 1995 “Über zusammengesetzte Verweiswörter und ihre Rolle in argumentierender Rede.” In Wege der Argumentationsforschung, ed. by Harald Wohlrapp, 166–198. Stuttgart: Frommann & Holzboog.Google Scholar). Понимание природы составных дейктиков будет крайне важным при интерпретации результатов исследования. [с. 377]

5.2Составные дейктики немецкого языка (Zusammengesetzte Verweiswörter)

Составные дейктики являются сложными приёмами достижения связности в дискурсе, сочетающими в себе дейктическую и форическую концепции. К ним, например, относятся такие слова как: davon, damit, dabei, hierbei, hiervon, darüber, hierüber, daran, hieran, somit (из этого, к тому же, при этом, далее, таким образом), и так далее. Данные связующие средства являются весьма распространёнными во многих устных и письменных формах дискурса немецкого языка. В силу двойственной морфо-прагматической природы, составные дейктики немецкого языка, можно сказать, оказывают двойной эффект:

  1. Посредством дейктического компонента (da. hier – “там“, “здесь“. и т. д.), составные дейктики перефокусируют внимание читателя на знание, которое они приобрели ранее ходе чтения текста.

  2. Посредством форического компонента (bei , von – “y”, “от”, и т. д.), составные дейктики помогают читателю особым образом соотнести это знание с текущим предложением в тексте.

5.3Характер и дистрибуция переводов английских ЭПГ как одной разновидности связующих конструкций на немецкий язык в пределах двух промежутков времени

В результате проведения дискурсивного анализа, направленного на изучение трансформаций (не-) эквивалентных английских ЭПГ в переводах на немецкий язык в рамках указанных промежутков времени, было выявлено четыре способа их перевода: эквивалентная ЭПГ, эквивалентная ЭПГ в сочетании с составным дейктиком, составной дейктик в начале предложения, отказ от ЭПГ в пользу синтаксической интеграции. Таблица 2 показывает частотность выбора каждого из перечисленных способов перевода.

Таблица 2.Увеличение частотности эквивалентных структур ЭПГ в переводах на немецкий язык
1978–1982 1999–2002
Эквивалентная ЭПГ   7 (2)  10 (1.5)
Эквивалентная ЭПГ + составной дейктик  89 (25)  95 (14)
Составной дейктик в начале предложения  30 (8.5)  67 (10)
Отказ от ЭПГ в пользу синтаксической интеграции 228 (64.5) 503 (74.5)
Общее количество 354 (100) 675 (100)

Таблица 2 также показывает, что различные показатели дистрибуция ЭПГ в пределах указанных промежутков времени вызывают особый научный интерес. К двум наиболее распространённым вариантам перевода относятся те, которые включают комбинацию из эквивалентной ЭПГ и составного дейктика, и – с наивысшей частотностью – опущение ЭПГ, то есть, либо без какого-либо другого связующего элемента, либо с синтаксически интегрированным неэкстрапозиционным связующим элементом. Я выделила именно эти два варианта, поскольку в них имеет место быть полное выпадение экстрапозиционной структуры. [с. 378]

Приведём некоторые примеры этих двух вариантов перевода из корпуса параллельных текстов, включающих английские оригинальные научно-популярные тексты (EO) и их перевод на немецкий язык (GT):

Английская ЭПГ, переведенная как эквивалентная немецкая ЭПГ + составной дейктик
(1)
ЕO:

In contrast, only 2 of the 45 ultra-trace elements, cobalt and possibly tin appear to perform any biological function

GT:

Im Gegensatz dazu haben wahrscheinlich nur 2 von 45 äußerst seltenen Elementen, Kobalt und möglicherweise Zinn eine wichtige biologische Funktion

(Но при этом только 2 из 45 крайне редких элементов, кобальт и, предположительно, олово, выполняют важную биологическую функцию).

В Примере (1) мы видим, как английская ЭПГ в результате перевода на немецкий язык не только заменена эквивалентной ЭПГ – im Gegensatz dazu (но при этом); но и употребляется в сочетании с составным дейктиком dazu (при этом). Это дополнение произошло в результате создания текста перевода в соответствии с правилами и возможностями достижения связности в немецком языке. В то же время наблюдается сходство и с английским оригиналом, проявляющееся в употреблении ЭПГ. Но следует заметить, что данный способ перевода наблюдается только в 25% всех случаев перевода английских ЭПГ на немецкий язык, о чём и свидетельствуют данные в Таблице 2 .

Английская ЭПГ не сохраняется в результате перевода на немецкий язык
(2)
EO:

In contrast, nearly 90% of people with hepatitis C have it for years or decades

GT:

Rund 90% der Infizierten schleppen den Erreger über Jahre oder sogar Jahrzehnte mit

(Приблизительно 90% зараженных гепатитом С в течение многих лет и даже десятилетий могут являться переносчиками вируса).

(3)
EO:

Nevertheless, advances in brain imaging are permitting a more complete view of the condition, and a long-standing theory of left-hemispheric damage has found support in these imaging studies. In addition, new reports of the sudden appearance of savant syndrome show that...

GT:

Die Fortschritte bei den bildgebenden Verjahren erlauben nun eine um/assendere Beschreibung. Zugleich stutzen die Ergebnisse eine lange diskutierte Theorie, wonach eine Schadigung der linken Hirnhälfte mitspielt. Noch faszinierender sind Berichte uber plotzlich auftretende Inselbegabungen...

(Новейшие достижения в области томографии головного мозга теперь позволяют получить более подробную картину протекания заболевания. Кроме того, результаты обследования подтверждают достаточно спорную теорию, описывающую повреждение левого полушария. Ещё больший интерес вызывают отчёты о внезапно возникающих синдромах саванта…).

Примеры (2) и (3) показывают отказ от перевода английских ЭПГ. Несмотря на то, что в Примере (3) ЭПГ кроме того не была переведена на немецкий язык, она была преобразована в компаратив, который может рассматриваться как альтернативное средство связи данного предложения с предыдущим. Однако в данном случае акцент делается на то, что английская ЭПГ не переведена на немецкий посредством эквивалентной ЭПГ.

Английская ЭПГ переведена на немецкий язык посредством синтаксической интеграции связующего слова
(4)
EO:

So far, neither drug has caused serious side effects

GT:

Ernsthafte Nebenwirkungen waren bisher bei keinem der beiden Wirkstoffe zu beobachten

(До сих пор ни в одном из случаев применения этих двух препаратов серьезных побочных эффектов не наблюдалось).

(5)
EO:

Most medical research tries to explain the causes of an individual's disease and seeks therapies to cure or relieve deleterious conditions. These effects are traditionally based on considerations of proximate issues. In contrast, Darwinian medicine asks why the body is designed in a way...

GT:

In der medizinischen Forschung geht es grofitenteils darum, die Ursachen einer Erkrankung zu erkennen und auf Heilung oder Linderung abzielende Therapiemöglichkeiten zu finden. Dabei stutzt man sich auf die direkte Untersuchung. Die darwinistische Medizin dagegen fragt: Warum ist unser Körper so konstruiert.…

(Медицинские исследования главным образом проводятся с целью установить причины появления конкретного заболевания и найти способы лечения или купирования симптомов данного заболевания. Для этого они сосредоточены на непосредственном обследовании. С другой стороны, Дарвиновская медицина задаётся вопросом: Почему наше тело устроено таким образом...)

Примеры (4) и (5) описывают способ перевода английских ЭПГ в форме немецкого связующего слова, которое, однако, не является ЭПГ, так как оно появилось в переводе в результате синтаксической интеграции, а не экстрапозиционной. Таким образом, данное связующее слово не выполняет тех дискурсивных функций, которые свойственны экстрапозиционным связующим конструкциям.

Далее я представлю результаты анализа (не)эквивалентных ЭПГ в немецких аутентичных текстах. Этот анализ будет полезен в определении того, какое отношение имеет перевод на немецкий язык к современной тенденции в создании аутентичных немецких текстов. [с. 380]

5.4Характер и дистрибуция ЭПГ как одной разновидности связующих конструкций в Немецком Сопоставимом Корпусе Текстов в пределах двух промежутков времени

Таблица 3.Увеличение частотности (не-)эквивалентных ЭПГ в аутентичных текстах на немецком языке
1978–1982 1999–2002
Эквивалентная ЭПГ   4 (1)  10 (1.5)
Эквивалентная ЭПГ + составной дейктик  38 (9.5)  52 (7.5)
Составной дейктик в начале предложения  95 (24) 125 (18)
Отказ от ЭПГ в пользу синтаксической интеграции 261 (65.5) 505 (73)
Общее количество 398 (100) 692 (100)

Так же, как и параллельные англо-немецкие подкорпусы текстов, сопоставимые немецкие аутентичные тексты не показывают существенных изменений в выборе средств достижения связности в пределах указанных промежутков времени. Мы также можем наблюдать достаточно схожую дистрибуцию в выборе той или иной связующей конструкции в рамках изученных подкорпусов. Как и в процессе перевода, наиболее распространённым выбором при создании аутентичных немецких текстов является неэкстрапозиционная или синтаксическая интеграция.

Приведём два примера из сопоставимого корпуса текстов, призванного продемонстрировать предпочтение экстрапозиционным предложным группам синтаксической интеграции, часто применяемой авторами текстов на немецком языке:

(6)

(GO) Im täglichen Leben nehmen wir die Gravitation am unmittelbarsten wahr. In der Teilchenphysik hingegen, in der die Wechselwirkungen subatomarer Partikel untersucht werden, spielt sie kaum eine Rolle, weil sie weitaus schwächer ist als die anderen drei Grundkräfte.

(В нашей повседневной жизни мы постоянно находимся под действием силы земного притяжения. Тогда как в физике элементарных частиц, сила гравитации едва ли играет существенную роль, так как на субатомном уровне она сильно уступает по воздействию трём другим основным силам).

(7)

(GO) Die derzeit einzig wirksame Hilfe, was das langfristige Überleben anbelangt, bietet eine teilweise oder vollständige Transplantation. Da jedoch ein eklatanter Mangel an Spenderorganen besteht, sterben viele Patienten noch während der Wortezeit. Die rechtzeitig operierten Empfänger wiederum sind in ihrer Lebensqualität eingeschränkt.

(В настоящее время единственным эффективным средством долгожительства является частичная или полная трансплантация. Однако с момента появления этой практики, наблюдается существенный дефицит донорских органов. Многие пациенты умирают, так и не дождавшись подходящего им органа. С другой стороны, реципиенты, которых прооперировали вовремя, часто сталкиваются с проблемой понижения качества их жизни).

Примеры (6) и (7) демонстрируют типичный для немецкого языка способ постановки связующего элемента внутри предложения, который в корне отличается от способа связи предложений с применением экстрапозиционных связующих конструкций, часто применяемый в корпусе английских научно-популярных текстов, изученном в данном исследовании. [с. 382]

6.Интерпретация и обсуждение результатов

Исходя из полученных выше результатов, мы можем прийти к заключению, что ЭПГ как один из типов связующих конструкций, применяемых в данном корпусе текстов, в большей степени типичны для английского языка, а не для немецких научно-популярных текстов. В немецком языке обычно используются другие приёмы достижения связности теста. К одним из них относится употребление составных дейктиков, которые реализуются в различных синтаксических позициях. В пределах двух промежутков времени, исследованных посредством анализа данного корпуса научно-популярных текстов, соотношение предпочтений при выборе средств связности текста не изменилось. Причиной этому стал результат прямого (непосредственное влияние перевода) и косвенного контакта с современным глобальным английским языком. Поэтому гипотеза данного исследования не подтверждена.

Основная гипотеза, лежащая в основе проекта Коммуникативный Перевод (Verdecktes Übersetzen, также не подтверждается. Однако подтвердились результаты предыдущего исследования дискурсивных и переводческих закономерностей двух наиболее распространённых ЭПГ: for example (например) и/или for instance (в частности) в тех же самых корпусах проекта (ср. House 2011 2011 “Linking Constructions in English and German Translated and Original Texts.” In Multilingual Discourse Production, ed. by Svenja Kranich, Viktor Becher, Steffen Höder, and Juliane House, 163–182. Amsterdam: John Benjamins. CrossrefGoogle Scholar). Для интерпретации результатов данного исследования нам следует снова обратиться к функциям связующих конструкций, которые были кратко описаны выше. Это может помочь нам интерпретировать абсолютно разные подходы к обеспечению связности текста на немецком и английском дискурсах, поскольку они прослеживались при изучении параллельных и сопоставимых корпусов.

Функция экстрапозиционных предложных групп как одной из разновидностей связующих конструкций заключается в постановке Темы (и сцены) предложения, « подобно маяку, на который ориентировано сообщение » (Halliday 1970Halliday, M. A. K 1970 “Language Structure and Language Function.” In New Horizons in Linguistics, ed. by John Lyons, 140–160. Harmondsworth: Penguin.Google Scholar, 161). В свою очередь постановка Темы/сцены заключается в формировании так называемых рамок интерпретации (Bateson 1972Bateson, Gregory 1972Steps to an Ecology of Mind. Chicago: Chicago University Press.Google Scholar; Goffman 1974Goffman, Erving 1974Frame Analysis. New York: Harper & Row.Google Scholar; Gumperz 1982Gumperz, John 1982Discourse Strategies. Cambridge: Cambridge University Press. CrossrefGoogle Scholar и Tannen 1993Tannen, Deborah 1993Framing in Discourse. New York: Oxford University Press.Google Scholar). В дискурсе подобные рамки служат не только как эффективное средство достижения связности текста, но и способом межличностного взаимодействия: признак того, что писатель ставит себя на место потенциального читателя, стараясь при этом сосредоточить его внимание на конкретных частях содержания текста и направить ход его мыслей таким образом, чтобы добиться ожидаемой интерпретации сообщения.

Другой подход к пониманию различий в предпочтениях при выборе связующих конструкций в английском и немецком языках, установленный в ходе данного исследования, относится к изучению коренных отличий на уровне синтаксиса, на которые в частности указывает Хокинс (1986Hawkins, John 1986A Comparative Typology of English and German: Unifying the Contrasts. London: Croom Helm.Google Scholar, 121). Хокинс отмечает более свободный порядок слов при формировании предложений на немецком языке, что способствует тенденции к меньшей экстракции, чем это имеет место в английском языке. Одно из главных ограничений в порядке слов в предложении на немецком языке связано с правилом постановки глагола строго во второй позиции. Данное правило диктует необходимость применения в предложении ЭПГ и действует как своего рода 'сила притяжения' в сторону левой периферии предложения (фразы с ЭПГ), таким образом создавая устойчивую тенденцию к их активному применению (ср. также Frey 2005Frey, Werner 2005 “Pragmatic Properties of Certain German and English Left Peripheral Constructions.” Linguistics 43 (1): 89–129. CrossrefGoogle Scholar; Haegeman и др. 2009Haegeman, Liliane, Benjamin Shaer, and Werner Frey 2009 “Postscript: Problems and Solutions for Orphan Analysis.” In Dislocated Elements in Discourse, ed. by Benjamin Shaer, Philippa Cook, Werner Frey, and Claudia Maienborn, 348–365. London: Routledge.Google Scholar).

Предпочтение немецких авторов в пользу синтаксической интеграции и составных дейктиков, и отказ от рамок интерпретации, обеспечиваемых адьюнктивной экстрапозицией (как, впрочем, и ЭПГ), связаны с укоренившимися лингвокультурологическими различиями в совокупности с применением форических и дейктических средств языка (Ehlich 1982Ehlich, Konrad 1982 “Anaphora and Deixis: Same or Different?” In Speech, Place and Action, ed. by Robert Jarvella and Wolfgang Klein, 315–338. London: Wiley.Google Scholar; Rehbein 1995Rehbein, Jochen 1995 “Über zusammengesetzte Verweiswörter und ihre Rolle in argumentierender Rede.” In Wege der Argumentationsforschung, ed. by Harald Wohlrapp, 166–198. Stuttgart: Frommann & Holzboog.Google Scholar), а также [с. 382] коммуникативными и стилистическими предпочтениями (House 2006b 2006b “Communicative Styles in English and German.” European Journal of English Studies 10: 249–267. CrossrefGoogle Scholar).

Выявленные формальные и функциональные различия при использовании экстрапозиции в английском и немецком языках, предположительно, повлияли на переводчиков, которые выступали против влияния английского языка на нормы немецкого дискурса, в результате которого при создании новых текстов культурный аспект бы не учитывался (House 1977House, Juliane 1977A Model for Translation Quality Assessment. Tübingen: Narr.Google Scholar; 1997 1997Translation Quality Assessment: A Model Revisited. Tübingen: Narr.Google Scholar).

Адъективная экстрапозия и составные дейктики, предположительно, координируют работу внимания, сознания и когнитивных процессов, задействованных читателем при обработкие информации. Иными словами, составные дейктики заставляют читателей переориентировать знание, которое они получили во время чтения текста. Такая обработка информации при чтении текстов на немецком языке носит всё более абстрактный, концептуальный и комплексный характер, чем чтение текстов с кажущимися на первый взгляд « более простыми » линейными структурами английского языка, которым свойственна синтаксическая экстрапозиция. Применение экстрапозиционных связующих конструкций кажется наиболее подходящим для упрощения процесса обработки читателем новой информации: синтаксическая парцелляция структурирует предложения таким образом, что информация в тексте разбивается на порции, которые последовательно обрабатываются читателем. Таким образом, применение автором ЭПГ при создании текста может объясняться ориентированностью на читателя.

Правило постановки глагола строго во второй позиции в немецких предложениях является решающим в благоприятствовании синтаксической интеграции и ограничении экстрапозиции, что в сущности может интерпретироваться как подход к созданию текстов, который в меньшей степени ориентирован на читателя. Предпочтение в пользу синтаксической интеграции в немецком языке основаны на стремлении авторов добиться максимальной связности текста, что, по-видимому, помогает им упорядочить текст путем связывания частей знания, упоминавшихся прежде. В некотором смысле немецкие тексты можно считать в большей степени ориентированными на авторов.

В английском языке, в котором отсутствует правило обязательной постановки глагола во второй позиции, интегрирование аналогов ЭПГ в корпусе исследуемых текстов хотя и представляется возможным, но, кажется, наименее предпочтительным. Создание рамок интерпретации посредством экстрапозиции является наиболее предпочтительной в исследованном жанре текстов, что и помогает читателям получать новую информацию в виде последовательных и легко обрабатываемых порций.

Сопоставляя результаты данного исследования относительно различий текстов научно-популярного подстиля в двух приведённых языковых культурах, мы можем заключить, что немецкий научно-популярный подстиль действительно кардинально отличается от английского, что подтверждает гипотезы, изложенные в разделе 2: немецкие научно-популярные тексты в большей степени ориентированы на автора и чаще встречаются в письменной форме. Учитывая и тот факт, что данные тексты в меньшей степени ориентированы на читателя, можно предположить, что по своей природе они имеют больше общего с научными текстами. Мы можем предположить, что данные особенности немецкого научно-популярного подстиля в целом отражают ожидания немецких читателей научно-популярной литературы, но в силу отсутствия рецептивных исследований, это – не более, чем предположение.

Результаты данного исследования могут интерпретироваться как подтверждение условных различий межличностной ориентации и ориентации на содержание в английском и немецком дискурсах, установленное настоящим автором на основе многочисленных процедур сравнительного дискурсивного анализа, проводимых за последние тридцать лет с различными входными данными и применяемыми методологиями. Поскольку вышеприведённые результаты показали, что предпочтения при выборе ориентации на писателя или читателя в процессе создания текста в основном основываются на идеосинкретичных различиях синтаксических ограничений и способов распределения информации в двух исследуемых языках. [с. 383]

7.Заключение

Правило постановки глагола строго во второй позиции в немецких предложениях и его отсутствие в английском языке, и как следствие появление двух противоположных тенденций в создании текстов, ориентированных либо на писателя (немецкий язык), либо на читателя (английский язык), могут объяснить, почему экстрапозиционные связующие конструкции, и в особенности экстрапозиционные предложные группы, находят более широкое распространение в английском языке, нежели немецком.

Ввиду того, что исследование, описанное в данной статье, было направленно на изучение одного конкретного явления, связанного с возможностью связности, я не занималась исследованием более масштабного вопроса влияния английского языка на немецкий в рамках текстов, исследованных в проекте Коммуникативный Перевод (Verdecktes Übersetzen) и других областях. Однако существует множество других публикаций, охватывающих данные вопросы (ср., например, Baumgarten и Probst 2004Baumgarten, Nicole, and Julia Probst 2004 “The Interaction of Spokenness and Writtenness in Audience Design.” In Multilingual Communication, ed. by Juliane House and Jochen Rehbein, 63–86. Amsterdam: John Benjamins. CrossrefGoogle Scholar; Bührig и House 2004Bührig, Kristin, and Juliane House 2004 “Connectivity in Translation: Transitions from Orality to Literacy.” In Multilingual Communication, ed. by Juliane House and Jochen Rehbein, 87–114. Amsterdam: John Benjamins. CrossrefGoogle Scholar; House 2003b 2003b “English as a Lingua Franca: A Threat to Multilingualism?Journal of Sociolinguistics 7 (4): 556–578. CrossrefGoogle Scholar, 2010 2010 “Discourse and Dominance: Global English, Language Contact and Language Change.” In Globalization, Discourse, Media: In a Critical Perspective, ed. by Anna Duszak, Juliane House, and Lukasz Kumiega, 61–94. Warsaw: Warsaw University Press.Google Scholar, 2014a 2014a “Translation as a Site of Language Contact, Variation and Change.” In Translationswissenschaftliches Kolloquium III, ed. by Barbara Ahrens, Silvia Hansen-Schirra, Monika Krein-Kühle, Michael Schreiber, and Ursula Wienen,155–180. Frankfurt: Peter Lang.Google Scholar; Becher и др. 2009Becher, Viktor, Juliane House, and Svenja Kranich 2009 “Convergence and Divergence of Communicative Norms through Language Contact in Translation.” In Convergence and Divergence in Language Contact Situations, ed. by Kurt Braunmüller and Juliane House, 125–152. Amsterdam: John Benjamins. CrossrefGoogle Scholar; Kranich и др. 2012Kranich, Svenja, Juliane House, and Viktor Becher 2012 “Changing Conventions in English-German Translations of Popular Scientific Texts.” In Multilingual Individuals and Multilingual Societies, ed. by Kurt Braunmüller and Christoph Gabriel, 315–334. Amsterdam: John Benjamins. CrossrefGoogle Scholar).

Результаты исследования, представленного в данной статье, подтверждают более раннее исследование с другими данными, указывающими на неравномерную дистрибуцию связующих конструкций в английском и немецком языках (ср., например, Schmid 1999Schmid, Monika 1999Translating the Elusive: Marked Word Order and Subjectivity in English-German Translation. Amsterdam: John Benjamins. CrossrefGoogle Scholar), а также полученные опытным путём статистические данные, указывающие на количественное соотношение в предпочтениях, отдаваемых английскому и немецкому дискурсам (House 2006b 2006b “Communicative Styles in English and German.” European Journal of English Studies 10: 249–267. CrossrefGoogle Scholar). Но если мы хотим увидеть полную картину в области коммуникативных предпочтений в процессе создания текстов оригинала и перевода, то необходимо продолжать проведение многочисленных дискурсивных и корпусных исследований с различными жанрами текстов и большим количеством входных данных.

Примечания

1.Научные сотрудники, принимавшие непосредственное участие на различных стадиях проекта, в алфавитном порядке: Николь Бомгартан. Виктор Бекэр, Клодия Боттджер, Свенжа Краних, Демет Оекзетм и Юлия Пробст.

Список литературы

Aijmer, Karin
1994 “Themes and Tails: The Discourse Functions of Dislocated Elements.” Nordic Journal of Linguistics 12: 137–154. CrossrefGoogle Scholar
Bateson, Gregory
1972Steps to an Ecology of Mind. Chicago: Chicago University Press.Google Scholar
Baumgarten, Nicole, and Julia Probst
2004 “The Interaction of Spokenness and Writtenness in Audience Design.” In Multilingual Communication, ed. by Juliane House and Jochen Rehbein, 63–86. Amsterdam: John Benjamins. CrossrefGoogle Scholar
Becher, Viktor
2011Explicitation and Implicitation in Translation. A Corpus-based Study of English-German and German-English Translations of Business Texts. PhD diss. University of Hamburg.Google Scholar
Becher, Viktor, Juliane House, and Svenja Kranich
2009 “Convergence and Divergence of Communicative Norms through Language Contact in Translation.” In Convergence and Divergence in Language Contact Situations, ed. by Kurt Braunmüller and Juliane House, 125–152. Amsterdam: John Benjamins. CrossrefGoogle Scholar
Bell, David
2009 “Mind You.” Journal of Pragmatics 41 (5): 915–920. CrossrefGoogle Scholar
Bührig, Kristin, and Juliane House
2004 “Connectivity in Translation: Transitions from Orality to Literacy.” In Multilingual Communication, ed. by Juliane House and Jochen Rehbein, 87–114. Amsterdam: John Benjamins. CrossrefGoogle Scholar
2007 “ ‘So, Given This Common Theme’: Linking Constructions in Discourse across Languages.” In Connectivity in Grammar and Discourse, ed. by Jochen Rehbein, Christiane Hohenstein, and Lukas Pietsch, 345–366. Amsterdam: John Benjamins. CrossrefGoogle Scholar
Chafe, Wallace
1976 “Givenness, Contrastiveness, Definiteness, Subjects, Topics and Point of View.” In Subject and Topic, ed. by Charles N. Li, 25–55. New York: Academic Press.Google Scholar
Doherty, Monika
2003 “Discourse Relators and the Beginning of Sentences in English and German.” Languages in Contrast 3 (2): 223–251. CrossrefGoogle Scholar
Ehlich, Konrad
1982 “Anaphora and Deixis: Same or Different?” In Speech, Place and Action, ed. by Robert Jarvella and Wolfgang Klein, 315–338. London: Wiley.Google Scholar
Frey, Werner
2005 “Pragmatic Properties of Certain German and English Left Peripheral Constructions.” Linguistics 43 (1): 89–129. CrossrefGoogle Scholar
Goffman, Erving
1974Frame Analysis. New York: Harper & Row.Google Scholar
Gumperz, John
1982Discourse Strategies. Cambridge: Cambridge University Press. CrossrefGoogle Scholar
Haegeman, Liliane
2009 “Parenthetical Adverbials: The Radical Orphanage Approach.” In Dislocated Elements in Discourse, ed. by Benjamin Shaer, Philippa Cook, Werner Frey, and Claudia Maienborn, 331–348. London: Routledge.Google Scholar
Haegeman, Liliane, Benjamin Shaer, and Werner Frey
2009 “Postscript: Problems and Solutions for Orphan Analysis.” In Dislocated Elements in Discourse, ed. by Benjamin Shaer, Philippa Cook, Werner Frey, and Claudia Maienborn, 348–365. London: Routledge.Google Scholar
Halliday, M. A. K
1970 “Language Structure and Language Function.” In New Horizons in Linguistics, ed. by John Lyons, 140–160. Harmondsworth: Penguin.Google Scholar
Hawkins, John
1986A Comparative Typology of English and German: Unifying the Contrasts. London: Croom Helm.Google Scholar
House, Juliane
1977A Model for Translation Quality Assessment. Tübingen: Narr.Google Scholar
1996 “Contrastive Discourse Analysis and Misunderstanding: The Case of German and English.” In Contrastive Sociolinguistics, ed. by Marlis Hellinger and Ulrich Ammon, 345–361. Berlin: Mouton.Google Scholar
1997Translation Quality Assessment: A Model Revisited. Tübingen: Narr.Google Scholar
2003a “Misunderstanding in Intercultural University Encounters.” In Misunderstanding in Social Life. Discourse Approaches to Problematic Talk, ed. by Juliane House, Gabriele Kasper, and Stephen Ross, 22–56. London: Longman.Google Scholar
2003b “English as a Lingua Franca: A Threat to Multilingualism?Journal of Sociolinguistics 7 (4): 556–578. CrossrefGoogle Scholar
2006a “Text and Context in Translation.” Journal of Pragmatics 38 (3): 338–358. CrossrefGoogle Scholar
2006b “Communicative Styles in English and German.” European Journal of English Studies 10: 249–267. CrossrefGoogle Scholar
2009Translation. Oxford: Oxford University Press.Google Scholar
2010 “Discourse and Dominance: Global English, Language Contact and Language Change.” In Globalization, Discourse, Media: In a Critical Perspective, ed. by Anna Duszak, Juliane House, and Lukasz Kumiega, 61–94. Warsaw: Warsaw University Press.Google Scholar
2011 “Linking Constructions in English and German Translated and Original Texts.” In Multilingual Discourse Production, ed. by Svenja Kranich, Viktor Becher, Steffen Höder, and Juliane House, 163–182. Amsterdam: John Benjamins. CrossrefGoogle Scholar
2012 “Text Linguistics and Translation.” In Handbook of Translation Studies, vol. 3, ed. by Yves Gambier and Luc van Doorslaer, 178–184. Amsterdam: John Benjamins. CrossrefGoogle Scholar
2014a “Translation as a Site of Language Contact, Variation and Change.” In Translationswissenschaftliches Kolloquium III, ed. by Barbara Ahrens, Silvia Hansen-Schirra, Monika Krein-Kühle, Michael Schreiber, and Ursula Wienen,155–180. Frankfurt: Peter Lang.Google Scholar
2014bTranslation Quality Assessment: Past and Present. London: Routledge.Google Scholar
Kranich, Svenja
2011 “L’emploi des expressions épistémiques dans les lettres aux actionnaires en France, aux États Unis et en Allemagne.” Langage et Société 137: 115–134. CrossrefGoogle Scholar
Kranich, Svenja, and Victorina Gonzalez Diaz
2010 “Good, Great or Remarkable: Evaluation in English, German and Spanish Letters to Shareholders.” Paper given at the Conference on ‘New Challenges for Multilingualism in Europe,’ Dubrovnik, 10–15 April 2010.
Kranich, Svenja, Juliane House, and Viktor Becher
2012 “Changing Conventions in English-German Translations of Popular Scientific Texts.” In Multilingual Individuals and Multilingual Societies, ed. by Kurt Braunmüller and Christoph Gabriel, 315–334. Amsterdam: John Benjamins. CrossrefGoogle Scholar
Küppers, Anne
2008Sprecherdeiktika in deutschen und französischen Aktionärsbriefen. Arbeiten zur Mehrsprachigkeit 87. Hamburg: Universität Hamburg.Google Scholar
Prince, Ellen
1985 “Fancy Syntax and ‘Shared Knowledge’.” Journal of Pragmatics 9 (1): 65–81. CrossrefGoogle Scholar
Probst, Julia
2001 “Der kulturelle Filter in Wirtschaftstexten multilingualer Unternehmen: Englisch-Deutsch-Französisch.” In Comunicare in ambiente professionale plurilingue. Kommunikation in der mehrsprachigen Arbeitswelt. Communiquer en milieu professionel plurilingue. Communicating in Professional Multilingual Environments, ed. by Sara Cigada, Silvia Gilardoni, and Marinette Mathey, 263–275. Lugano: Proceedings of the VALS/ASLA Congress 14–16 September 2000.Google Scholar
2009Der Einfluss des Englischen auf das Deutsche – Zum sprachlichen Ausdruck von Interpersonalität in populärwissenschaftlichen Texten. PhD diss. Universität Hamburg.Google Scholar
Rehbein, Jochen
1995 “Über zusammengesetzte Verweiswörter und ihre Rolle in argumentierender Rede.” In Wege der Argumentationsforschung, ed. by Harald Wohlrapp, 166–198. Stuttgart: Frommann & Holzboog.Google Scholar
Schmid, Monika
1999Translating the Elusive: Marked Word Order and Subjectivity in English-German Translation. Amsterdam: John Benjamins. CrossrefGoogle Scholar
Shaer, Benjamin
2009 “German and English Left-Peripheral Elements and the ‘Orphan’ Analysis of Non-Integration.” In Dislocated Elements in Discourse, ed. by Benjamin Shaer, Philippa Cook, Werner Frey, and Claudia Maienborn, 366–397. London: Routledge.Google Scholar
Siepmann, Dirk
2005Discourse Markers across Languages. London: Routledge.Google Scholar
Tannen, Deborah
1993Framing in Discourse. New York: Oxford University Press.Google Scholar
Widdowson, Henry
2007Discourse Analysis. Oxford: Oxford University Press.Google Scholar
Ziv, Yael
1994 “Left and Right Dislocations: Discourse Functions and Anaphora.” Journal of Pragmatics 22 (5): 629–646. CrossrefGoogle Scholar